Воскресенье, 22.04.2018, 08:05
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон ч. 14

Город оказался во власти восставших — черных тяглых людей, стрельцов, драгун, солдат. Выдвинутый П.П.Смирно­вым тезис о «единачестве» или союзе московских черных людей и поместной армии, подвергся критике со стороны С.В.Бахрушина, М.Н.Тихомирова. Они отрицали участие служилых людей по отечеству в восстании, хотя приведен­ные Смирновым документы говорят о том, что дворяне гра­били, а драгуны воеводы Лазарева почти полным составом сбежали в город и привели в Коломенское «воровских лю­дей» за богатой казной. Главным аргументом П.П.Смирнова в защиту тезиса о «единачестве» был текст челобитной от 2 июня в изложении шведского резидента в России Поммеренинга, составленной от лица служилых людей. Содержание этой петиции органично связано с челобитными дворян бо­лее раннего времени, она скорее всего вышла из кругов по­местной армии, пожелавшей заявить о своих требованиях, воспользовавшись восстанием. Историки, критиковавшие Смирнова за противопоставление дворянства и аристокра­тии, преувеличивали фактор единства класса феодалов, осо­бенно в период борьбы за крестьянство. Всегда в момент ослабления власти на поверхность выплескивается грязная пена желающих выместить свою злобу, рассчитаться с обид­чиком и просто пограбить, и здесь соединяются представите­ли всех слоев населения. Только наиболее организованная сила — дворянство и служилые люди по прибору — могут противодействовать разбоям и воспользоваться ими для до­стижения собственных целей, выступая от лица «всей земли».
После начала выплаты жалования стрельцам и, с 6 по 10 июня, дворянам восстание пошло на спад и было подавле­но с переходом вооруженной силы на сторону царя. Но за дворянством, если не прямо, то косвенно, т.е. используя его в своих целях, стояли руководители оппозиционной Морозову группировки аристократии. Морозов отказывался заплатить «детям боярским» обещанное жалование, а князь Я.К.Черкас­ский — командующий южной армией — не принимал чело­битчиков и отсылал их к Морозову. Перестал появляться во дворце и Н.И.Романов, выступавший в роли посредника меж­ду царем и восставшими. Все это подогревало дворянство в выражении недовольства против Морозова. Новые полити­ческие требования были выдвинуты 10 июня от лица «дворян московских и жильцов и дворян и детей боярских розных городов, и иноземцы и гости и гостиные и суконные и всяких розных сотен и слобод торговые люди». Они решили, что необходимо созвать Земский собор, на котором «учнут бить челом государю о всяких своих делех». На совещании потре­бовали отстранения Б.И.Морозова от дел, и 12 июня он был выслан на Бело озеро под охраной в 400 человек. Его место занял Я.К.Черкасский, который, оставшись начальником при­каза Большой казны, возглавил Стрелецкий и Иноземный приказы, все виды войск и стал распределителем финансов страны. Так в результате восстания в Москве к руководству страной пришла группировка родовитой аристократии, от­страненная Б.И.Морозовым и царем Алексеем Михайлови­чем после переворота 13 июня 1645 г. Видные члены прави­тельства Морозова были уничтожены, другие отстранены от своих постов и отправлены в почетную ссылку в окраинные гарнизоны. Оказались «не у дел» А.Н.Трубецкой, И.А.Голи­цын, М.М.Салтыков, а наверх всплыли представители клана Черкасских—Шереметевых и их родственники Н.И.Одоев­ский, С.В.Прозоровский, Ф.Ф.Волконский, А.Мышецкий, М.П.Пронский.
Новому правительству пришлось оплачивать счета предыдущих правителей и выполнять требование о созыве Земского собора. Казну опустошили, выплатив наградные и денежные оклады дворянству и стрельцам. Земский собор открылся 16 июня 1648 г. и, по-видимому, состоял из членов поместной армии и посадского населения, готовивших чело­битную от 10 июня. Указом царя была создана комиссия для составления Уложения во главе с Н.И.Одоевским, князьями С.В.Прозоровским, Ф.Ф.Волконским и дьяками Г.Леонтьевым и Ф.Грибоедовым.
Аристократический состав комиссии уравновесили пред­ставителями от сословий, которые автоматически вошли в открывавшийся 1 сентября 1648 г. Земский собор. Были разо­сланы также инструкции с определением представительства от каждой курии. В результате и на первом и на втором соборах провинциальное. дворянство и посадское население от городов по своей численности значительно превышали московских выборных лиц и представителей администрации. Несмотря на высылку Б.И.Морозова и отстранение от власти его соратников, партии Морозова удалось сохранить влияние в Земском соборе благодаря позиции Алексея Михайловича.
Восстания в стране стали рубежом в жизни молодого царя, которому пришлось взвалить на свои плечи всю тя­жесть бремени государственное правления — вести перего­воры с восставшим народом, идти на компромиссы, отсту­пать для того, чтобы подготовиться к новой борьбе. И здесь не обошлось без советчиков из кружка боголюбцев, но Алек­сей Михайлович проявил себя как достойный ученик своего воспитателя и даже превзошел его в умении идти на времен­ные уступки. Народные движения и борьба политических группировок за власть вновь подняли вопрос о взаимоотно­шении «Власти» и «Земли». И каждая из политических сил связывала с «земством» свои надежды на достижение опреде­ленной цели. Ни родовитая аристократия, ни правительство Морозова так и не решились окончательно закрепостить крестьян, и теперь этот вопрос был отдан на волеизъявление «Земли». Но представителей от крестьянства на Соборе не было, а пожелания дворянства были хорошо известны.
Доминирующее положение дворянства и предопредели­ло тактику борьбы на Земском соборе и вокруг него полити­ческих группировок. Новые правители опирались на про­винциальное дворянство и, отчасти, на стрельцов. Партия Алексея Михайловича и сторонников Морозова ориентиро­валась на посад, стрельцов и часть духовенства. Алексей Михайлович шаг за шагом готовил возвращение Морозова из ссылки. С этой целью даже было прервано заседание Собора, и 15 сентября царь отправился на богомолье в Тро­ицу, предварительно выдав «дворянам и детям боярским по 14 и по 8 рублей», приехавшим выборными на Собор от городов. В Троице-Сергиевом монастыре произошло свида­ние царя с Б.И.Морозовым и была выработана программа действий на Земском соборе. Там же Морозов был публично представлен народу в свите государя и в личине «миротвор­ца, низко кланялся и здоровался с народом». Сюда же, в Троицу, следом за царем бросился глава правительства
Я.К.Черкасский и привез грубо состряпанное обвинение в адрес Морозова по распространению слухов о незаконорожденности Алексея Михайловича. Скорее всего это была по­пытка шантажа царя на фоне другого сообщения о новых волнениях и требованиях москвичей возвратить ссыльных участников мятежа и удалить из правительства тестя го­сударя — Милославского, а также Г.Г.Пушкина, князей А.М.Львова и А.Н.Трубецкого. Царю вновь намекали на возможность решения на Соборе вопроса от утверждении его на престоле. Обе партии пытались заручиться поддерж­кой стрелецкого гарнизона: стрельцов угощают, раздают им деньги и обещают еще большее вознаграждение за под­держку в будущем.


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика