Четверг, 20.09.2018, 22:24
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон ч. 18

Таким образом, в новой историософской концепции раз­вития России нашли воплощение идеи «симфонии властей» в рамках сословно-представительной монархии, претендую­щей на ведущую роль государства и церкви в православном мире.
В чисто религиозном и просветительском плане Россия в это время не имела возможности стать центром православной веры. Необходимо было преодолеть расхождения в обрядах и ликвидировать отставание в богословии и образовании. Если к решению первого вопроса уже приступили при помощи украинских и греческих богословов, то в деле просвещения на быстрые результаты трудно было надеяться. Исходя из пони­мания этого и самого склада русского религиозного мышле­ния, решили перевезти в Россию и Москву как можно больше святых реликвий и ценностей, почитаемых православными верующими. Решению этой задачи благоприятствовало пове­дение не только восточных монахов, но и руководителей церкви, которые постоянно обращались к Москве за матери­альной помощью. Торговля реликвиями, иконами и мощами святых шла уже давно, но наибольший размах она получила в 40—50-е годы. Царь Алексей Михайлович не жалел казны для покупки святых реликвий с Востока. В святые места был направлен Арсений Суханов, который вывез из Афонских монастырей и Константинополя, Иерусалима за две поездки более 500 книг и не только религиозного содержания. В Моск­ве появились редкие иконы или копии с них, мощи и части мощей Иоанна Златоуста, Григория Великого, Ефрема Сири­на и других выдающихся церковных деятелей, подлинность которых подтверждалась грамотами восточных патриархов. Поток святых реликвий и книг в Россию принял такие масшта­бы, что это давало основание Арсению Суханову в споре с греческими богословами заявлять о сосредоточении всех свя­тынь у московского царя и патриарха.
Не ограничиваясь перемещением святых реликвий с пра­вославного Востока в Россию, царь Алексей Михайлович и «боголюбцы» принимают меры по укреплению авторитета патриаршей власти и канонизации русских подвижников веры, пострадавших от властей. Митрополит Никон, восполь­зовавшись открытием святых мощей преподобного Саввы Звенигородского в Савво-Сторожевском монастыре, предло­жил царю перенести в Успенский собор Кремля мощи первого патриарха Иова, Гермогена и митрополита Филиппа Колыче­ва. Все три иерарха пострадали от самовластия светских влас­тей, но особое значение предавалось возвращению в Москву мощей митрополита Филиппа, убитого Малютой Скуратовым по приказанию Ивана Грозного за осуждение казней и погро­мов во время «опричнины» — «самовластия» царя Ивана IV.
Акт перенесения останков святителей, пострадавших за веру и отечество, был обставлен очень торжественно: царь вместе с патриархом Иосифом пешком сопровождали мощи Иова. За останками Филиппа Колычева в Соловецкий монас­тырь был отправлен митрополит Никон в сопровождении отряда стрельцов и дворян во главе с боярином И.Хованским. Экспедиция продолжалась несколько месяцев и приобрела значение акта покаяния всего народа и, в первую очередь, царской власти за злодеяния против главы церкви. В Солов­ках над гробом Филиппа митрополитом Никоном была зачи­тана грамота царя Алексея Михайловича, в которой он про­сил извинения за проступки «деда нашего» — царя Ивана Васильевича. Никон так рьяно отнесся к этому мероприятию, что извел постами и строгостью И.Хованского и его свиту и те вынуждены были просить заступничества у царя. В апреле 1652 г. после непродолжительной болезни скончался пат­риарх Иосиф. Алексей Михайлович поспешил известить «любимого богомольца» Никона о своем тайном желании видеть его на патриаршем престоле. На то, что именно Ни­кона готовили в патриархи, указывает факт отказа царя в просьбе «боголюбцев» во главе с Иваном Нероновым поста­вить в патриархи Стефана Вонифатьева, который и сам отка­зался от этого сана.
По прибытии Никона в Москву были организованы выбо­ры патриарха из трех кандидатов, двое из них в последнем туре сняли свои кандидатуры, и Никон стал патриархом пра­вославной церкви России. Но в преддверии посвящения в сан в Успенском соборе произошло невиданное в истории России событие: Никон отказывался от патриаршего сана. В истори­ографии этот шаг Никона трактуется как стремление буду­щего патриарха с самого начала поставить духовную власть выше светской, истребовав для себя особые полномочия в религиозной сфере и государстве. Действительно, 25 июля 1652 г. Никон заставил царя Алексея Михайловича, Освящен­ный собор, Боярскую думу, московских дворян и горожан трижды уговаривать себя принять патриарший посох и бе­лый клобук. Даже принимая во внимание сложившийся ри­туал «троекратного прошения и отказа» со времени избрания
Бориса Годунова и Михаила Романова, действия Никона не­льзя понять без четкого представления всей программы пра­вительства и «придворных боголюбцев» по строительству Православного царства в России.
Центральным пунктом этой программы «оцерковления» жизни общества была идея «симфонии властей», разделения сфер действия, при общем главенствующем влиянии церков­ного канона. Многие положения этой теории были взяты на вооружение из «Эпанагоги» (Законодательного памятника Византии IX в.), которая была переведена на русский язык при Алексее Михайловиче, а отдельные ее положения были известны еще в XV—XVI вв. в передаче книги «Синтагмы Властаря». Основная мысль «Эпанагоги» заключается в двой­ном подчинении императорской власти. С одной стороны, император «должен подчиниться действующим в государст­ве положительным законам», а с другой — «над ним стоит нравственная заповедь, установленная православной верой и канонами православной церкви». Первым шагом во исполне­ние этих требований было принятие Соборного Уложения 1649 г., вторым шагом должен был стать договор патриарха с царем и всем обществом о предоставлении патриаршей вла­сти как блюстительнице нравственности и канона исключи­тельных прав в религиозной сфере. Никон соглашается на патриаршество при условии, что присутствующие в «собор­ной церкви» «произнесут обет, что будут содержать еван­гельские догматы и соблюдать св. Апостолов и св. Отец и законы благочестивых царей». «Если обещаетесь слушать и меня, — продолжает Никон, — как вашего главного архи­пастыря и отца во всем, что буду возвещать вам о догматах Божиих и о правилах, если дадите мне устроить церковь, то я по вашему желанию и прошению не стану больше отрекаться от великого архирейства». Будущий патриарх требовал для себя исключительных полномочий в религиозных вопросах реформирования церкви, а также единоличного толкования догматов.





Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика