Понедельник, 19.02.2018, 08:38
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон ч. 19

Такие требования Никон мог выдвинуть только при дого­воренности с царем и Вонифатьевым как необходимом усло­вии реализации программы строительства Православного царства. По-видимому, тогда же был оговорен трехлетний срок патриаршества Никона, на который ссылался позже опальный патриарх, мотивируя свой уход с кафедры. Неви­данные до сих пор в российской жизни права патриарха требовалось узаконить договором патриарха с царем и гос­подствующим классом в форме всеобщего одобрения, что и было сделано исключительно благодаря поддержке Алексея Михайловича и партии Морозова—Милославского. Договор от 25 июля 1652 г. положил начало реализации идеи «симфо­нии властей» — по сосредоточению власти в руках двух «го­сударей» — и наступлению на институты сословно-представительной монархии. Уже в предисловии к Служебнику 1653 г. царь и патриарх называются «двоицею, сугубицею, богоизбранною», двумя «Великими Государями». Послед­ствий договора 1652 г. не могли еще представить ни сам царь, ни патриарх, переоценивший свое влияние на Алексея Ми­хайловича. Пожалуй, только «провинциальные боголюбцы» и боярство первыми почувствовали угрозу падения своего влияния на царя и потерю власти.
Никон рьяно приступил к осуществлению линии на воз­вышение патриаршей власти и находил полную прддержку со стороны Алексея Михайловича. Начинается грандиозное строительство в Кремле по обновлению Крестовой палаты — резиденции патриарха. Несколько позже закладываются три монастыря — Крестовый, Иверский и Воскресенский, кото­рые строятся на патриаршие деньги и при активной помощи царя. Алексей Михайлович жалует патриаршей области гро­мадные земельные владения в Архангельском, Вологодском, Новгородском краях. Для финансирования Иверского мона­стыря на Валдае и Крестового на Кий-острове патриарху передают целые уезды и города. В Астраханском и Казан­ском краях он получает рыбные ловли на Волге. Сам пат­риарх покупает новые земли в обход решений Уложения 1649 г. За шестилетний срок своего патриаршества он довел количество дворовых хозяйств с 10 тысяч до 25 тысяч. В отличие от своего предшественника Иосифа, оставившего после смерти 13 400 рублей в «келейной» казне, Никон тратил возрастающие средства на строительство, помощь армии, благотворительность, книжную деятельность, покупку ре­ликвий и украшение патриаршего двора.
Исходя из задачи возвышения патриаршей власти как внутри государства, так и в православном мире, Никон боль­шое внимание уделял пышности ритуала и богослужения, великолепию одеяния патриарха и его окружения. До Нико­на богослужебная одежда русских иерархов не украшалась таким обилием золота, жемчуга, драгоценных камней, как при нем. Патриарху, обладавшему богатырским телосложе­нием, трудно было без переодевания выстоять часы службы в сакосе (полтора пуда весом), блиставшем золотом и камня­ми. Патриарх и царь, восстанавливая великолепие византий­ского церемониала, руководствовались государственным ин­тересом, но в быту придерживались аскетического образа жизни. После службы Никон менял позолоченные одеяния на монашеские скуфейку и рясу и не только наблюдал за строительством своего любимого детища — Ново-Иеруса­лимского монастыря, но и сам месил известь и носил кирпи­чи. Во всех его монастырях были построены кельи или скиты, где он проживал в уединении, предаваясь чтению книг и молитве.
Линия на разделение сфер деятельности церкви и госу­дарства особенно наглядно проявилась в самостоятельном, без царского участия, поставлении на епархии епископов и настоятелей монастырей. Никон единолично судит и низво­дит епископов. Так, он судил и низложил Павла Коломенско­го, запретил служить Симеону Тобольскому, поддерживал независимость от государственных властей епископов, кото­рые стали называть себя «государями» и говорить, что они «суду царскому не подлежат, судит их сам патриарх». Апел­ляция к царю на самоуправство Никона не находила под­держки у Алексея Михайловича, который не смог отстоять от суда и ссылки даже «провинциальных боголюбцев».
Курс на «устроение церкви» Никон стал проводить с при­сущим ему темпераментом, полностью положившись на ком­петентность греческих и украинских справщиков, настаивав­ших на исправлении богослужебной литературы по грече­ским современным книжным изданиям. Расхождения в обря­дах были признаны заблуждением русских церковников, ис­портивших старинный греческий обряд. Двухперстное крест­ное знамение, хождение посолонь, коленные поклоны, со­став креста и другие отличия в обрядах были признаны «но­винами» и должны были быть исправлены по греческим об­разцам. На самом деле «новинами» были греческое и трое­перстное знамение и транскрипция имени «Иесус», принятые восточной православной церковью в XI в. На Руси с X в. су­ществовало «двуеперстие», хотя и были верующие, осеняв­шие себя «тремя перстами». Но, по решению «Стоглава» 1551 г., официально было введено «двуеперстие» и провоз­глашено проклятие для тех, кто нарушит эту заповедь.
Никон не совсем доверял мнению справщиков и заезжих восточных иерархов и обратился с просьбой к Константино­польскому патриарху Паисию за книгой «Скрижаль», кото­рая по получении была переведена на старославянский язык, и тогда подтвердилось расхождение в обрядах. Переведен­ные с греческого языка Е.Славинецким «Деяния» Константи­нопольского Собора 1593 г. об утверждении русской пат­риаршей кафедры еще больше убедили Никона в необходи­мости унификации обрядов по греческим образцам. В «Дея­ниях» говорилось об обязательствах русской церкви быть во всем согласной с восточной и изглаживать все разногласия. «Провинциальные боголюбцы», отстраненные патриархом от справной работы, ждали случая дать бой на соборе нововве­дениям Никона и «эллинам». Но на ход дела повлияли внеш­неполитические события. С 1648 г. на Украине шла борьба за независимость украинского народа во главе с Б.Хмельниц­ким. Война протекала с переменным успехом. К 1653 г. ситуа­ция для Хмельницкого осложнилась в связи с предатель­ством Крымского хана, вероломного союзника украинского гетмана. Неоднократные обращения Хмельницкого к России о воссоединении встречались с пониманием, но внутриполи­тическая ситуация в стране не давала возможности вступить в непосредственную борьбу за «киевское наследство». Укра­инские посланники обращаются к царю и патриарху за по­мощью, и Никон убеждает Алексея Михайловича вступить в борьбу за Украину. Необходимо было устранить последние препятствия для объединения в церковной сфере — провести унификацию обрядов.




Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика