Понедельник, 19.11.2018, 17:48
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон ч. 5

Родовитое боярство связывало с браком Вальдемара дале­ко идущие планы укрепления своего политического руковод­ства страной, опираясь на институты сословно-представительной монархии. Для них Вальдемар был главной фигурой в борьбе за власть в качестве одного из претендентов на престол, подобно тому как это случилось в Смутное время с королевичем Владиславом. Практика ограничения «избран­ного» царя продолжала питать иллюзии боярской фронды, в большей степени озабоченной сохранением своего господст­ва в политической и экономической сферах жизни страны. Царь Михаил Федорович, приученный боярами и патриар­хом Филаретом к роли ведомого в государственной жизни, к тому же угнетенный слухами и сомнениями о «подложности» сына Алексея, оказался игрушкой в борьбе политических группировок дворцовой знати. Он был уже согласен отсту­питься от требования «перекрещения» королевича, акценти­руя внимание на том, что Вальдемар отдан ему «в сыновья». Но Б.И.Морозов постоянно настаивал на переходе Вальдема­ра в православную веру. Его домогательства вывели из себя царя, и на одной из аудиенций царя с Вальдемаром Михаил Федорович и Алексей Михайлович на очередные напомина­ния о «перекрещении» вынуждены были применить к Моро­зову физическую силу.
Избиению Морозова предшествовало крупнейшее собы­тие в религиозной жизни Москвы — спор о вере. Партия Морозова—Львова обстоятельно подготовилась к этой бата­лии. Под руководством А.М.Львова была издана «Кириллова книга» — компиляция из украинской антикатолической поле­мической литературы. Составлены были вопросы о расхож­дении православной и лютеранской вер, которые представил Вальдемару патриарх Иосиф (1642—1652) как основу для дискуссии. Спор между пастором М. Фильхабером и русскими защитниками православия закончился неутешительно для русской стороны: православные теологи были обвинены в незнании нюансов Священного Писания, греческого и латин­ского языков и в недостатке образования. Партия Б.И.Моро­зова впоследствии сделала из этого необходимые выводы: России нужна высшая школа и греческая культура для пол­ноценного противостояния Западу.
Вальдемар, тяготившийся русским бытом, понял, что яв­ляется разменной картой в руках соперничавших группиро­вок. Он попытался вырваться из почетного плена и даже по­шел на авантюру с «дурным делом» — попыткой насильствен­ным путем вырваться из Москвы. Привязанность Михаила Федоровича к жениху своей дочери была настолько сильной, что он простил ему убийство в стычках нескольких стрель­цов, неоднократно уединялся, несмотря на болезнь, для сов­местных застолий с королевичем, ломая сложившийся этикет придворной жизни. Но болезнь дала себя знать, и 12 июля 1645 г., в день своих именин, царь Михаил Федорович Рома­нов скончался «от водянки», так и не дождавшись бракосоче­тания Вальдемара с Ириной Михайловной.
Уже на другой день Б.И.Морозов организовал «выборы» Алексея Михайловича на российский престол. В литературе эти выборы неоднозначно толкуются историками. Отсутст­вие новой Утвержденной грамоты заставляет верить лето­писным сведениям о процедуре утверждения на престоле Алексея Михайловича. Так, еще П.П.Смирнов утверждал, что Алексей Михайлович был провозглашен царем «на­личной дворцовой знатью, быть может Боярской думой (синклит) с участием чиновных людей города Моск­вы, т.е., вероятно, наиболее влиятельных судей и дьяков». Эти сведения подтверждает запись в Летописном Своде 1650 г., вышедшего из близких к Алексею Михайловичу кругов, где говорится о том же составе участников совеща­ния, а также об отсутствии на нем патриарха и Освященно­го собора, части аристократии и представителей городового дворянства, находившихся на сборах Поместного войска под Тулой, выборных от купечества и посада. Таким образом, 13 июля 1645 г. в России, вопреки пятидесятилетней тради­ции избрания или утверждения на Земском соборе госуда­ря, произошел государственный переворот, положивший на­чало реальной власти династии Романовых (название по преемнику, но не по родству) и зарождению абсолютизма в России. Исследователь сословно-представительных учреж­дений в России Л.В.Черепнин отметил, что дворянство неадекватно откликнулось на отстранение от избрания мо­нарха партией Морозова. Необходимо было заручиться под­держкой служилого сословия и купечества уже в период коронации Алексея Михайловича, придав этому мероприя­тию статус избрания и одобрения.
В октябре 1645 г. в ответ на поддержку при избрании новый глава правительства — Алексей Михайлович объявил о составлении Переписных книг, на основании которых поме­щикам обещалось навечно прикрепить крестьян за их вла­дельцами. Правда, был сохранен 10-летний срок сыска крестьян до окончания переписной кампании, что отвечало интересам крупных землевладельцев и дворянства южных уездов, закреплявших за собой массу беглых крестьян.
Компромиссный характер носили и мероприятия прави­тельства по отношению к городскому населению. Гости и торговые лучшие люди всех городов еще при Михаиле Федо­ровиче пять раз подавали челобитные с просьбой ограничить привилегии иностранных купцов на русском рынке, но не добились результата. В 1645—1646 гг. была подана челобит­ная грамота от торговых людей всех городов за подписью 169 человек с требованием запретить розничную торговлю по стране иностранным купцам, разрешив им торговать «у корабельной пристани» Архангельска. С июля 1646 г., неожиданно для иноземцев, все их привилегии были отмене­ны в связи с общей отменой тарханов, но и не без влияния указанной челобитной. В свою очередь, перевод в гостиную и суконную сотни торговых людей из государственной Када­шевской слободы усилил московских купцов, но ухудшил положение посадских тяглецов, лишившихся богатых нало­гоплательщиков .
Наряду с этими первыми действиями правительства Алек­сея Михайловича сразу же решился вопрос с королевичем Вальдемаром, который через месяц покинул Россию, так и не дав согласия уже новому царю на «перекрещение» и женить­бу на Ирине Михайловне. Быстро уладили дело и с самозван­цем Лубой, якобы чудом спасшимся сыном Марины Мнишек, которого в Польше придерживали на случай борьбы за рус­ский престол после кончины Михаила Федоровича. Усилия­ми А.М.Львова, одного из руководителей партии Б.И.Моро­зова, Луба был доставлен в Москву в разгар брачных перего­воров с Вальдемаром для давления на группировку Шере­метевых—Черкасских. После воцарения Алексея Михайлови­ча Луба был уже в июле 1645 г. отпущен в Польшу в ответ на торжественное обещание короля Владислава не признавать прав Лубы и других искателей московского престола. Так завершилась борьба за российский престол, в которой бояр­ской аристократии не удалось осуществить планы избрания на царство угодного им претендента.
Фактически возглавив правительство после смерти Михаила Федоровича, воспитатель царя Алексея Михайловича боярин Б.И.Морозов только в 1646 г. сосредоточил офици­ально власть в своих руках, вытеснив из правительства Ф.И.Шереметева и его братьев и родственников, князей Черкаских, Н.И.Одоевского и других представителей аристокра­тии. Чистка государственного аппарата была предпринята в ответ на челобитную дворян 1645 г., где они жаловались на плохое управление и неправедный суд бояр и вымогательст­ва приказных чиновников. Это послужило поводом для об­новления правительства за счет выдвижения к власти выход­цев из дворянства и купечества. Дворяне П.Т.Траханиотов, Г.Г.Пушкин, Л.С.Плещеев, ярославский купец и московский гость Н.И.Чистый с братом входят в правительство, консуль­тантом которого по финансовым вопросам становится Анд­рей Виниус. В то же время рядом с Б.И.Морозовым мы видим в правительстве князя А.М.Львова-Ярославского, А.Н.Тру­бецкого, М.М.Салтыкова — представителей аристократии.


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика