Понедельник, 18.06.2018, 08:31
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Михаил Федорович ч. 16

В июне 1613 года умер Карл IX, престол занял Густав Адольф. Он поспешил направить в Выборг своего брата Карла Филиппа, о чем известил новгородцев: вот вам – де и государь для Новгорода и всей России. Его представители объявили новгородским послам: если вы королевича не примете, то ваш город навеки останется во владении короля. Новгородцы обратились в Москву. Царь Михаил принял послов, которые просили вступиться за Новгородскую землю.
Шведы, быстро понявшие, что королевичу на московском престоле не быть, в этом и следующем году вели военные действия под Тихвином, Новгородом, взяли город Гдов. Но неудачная осада Пскова заставила шведского короля начать переговоры о мире. Надвигалась война в Германии. К тому же враждебную позицию занимала Польша – ее король претендовал на шведский трон.
Переговоры продолжались долго, закончились подписанием Столбовского мира (27 февраля 1617 года). По его условиям Новгород с его землей возвращался России. Но она теряла города по Финскому заливу (Ивангород, Ям, Копорье, Орешек) и тем самым – выход к Балтийскому морю. Король Швеции торжествовал:
– У России отнято море.
Возможности торговли через Балтику были утеряны. Лишь столетие спустя Петр I вернет эти земли России.
С Речью Посполитой урегулировать споры оказалось делом более сложным. Военные действия продолжались. Польско‑литовские войска вторгались в русские уезды к западу и юго‑западу от Москвы, захватывали и разоряли города.
Русские рати воевали в Литве, под Смоленском, Дорогобужем и другими городами. Владислав по‑прежнему претендовал на русский престол.
Королевич в грамотах к москвичам, всем русским людям сообщал, что, поскольку он пришел в совершенный возраст (ему исполнилось двадцать два года), то может быть «самодержцем всея Руси и неспокойное государство по милости Божией покойным учинить». Избрание царем Михаила он объяснял происками Филарета митрополита.
Но русские люди грамот Владислава не слушали. Войско королевича возмущалось долгой невыплатой жалованья, холодом и голодом. Оно надолго застряло в Вязьме. Отряды же «лисовчиков» воевали во многих местах, грабили, жгли, разоряли. Под Калугой князь Д.М. Пожарский разгромил отряд Чаплинского. Попытки польских отрядов и самого Владислава взять Тверь и Клин, Белую и Можайск успеха не имели.
В конце 1617 года в Москву прибыл королевский секретарь Гридич, предложил начать переговоры. На этот раз дело не сладилось. Летом возобновились стычки. Царь Михаил повелел князьям Д.М. Черкасскому и Д.М. Пожарскому, стоявшим в Волоке Ламском и Калуге, помогать Лыкову, оборонявшему с войском Можайск.
Поляки Владислава неудачно осаждали Можайск. Лыков отбросил их от города. На помощь ему подошел отряд Черкасского. Но штурмы продолжались, и царь указал обоим воеводам «итти в отход» к Боровску и Москве. Отступление обеспечивал Пожарский.
Владислав направился к Москве. Царь Михаил созвал 9 сентября Земский собор. Заявил, что будет сидеть в осаде, польских и литовских людей побивать: призвал всех, чтобы они «за православную веру, за него, государя, и за себя с ним, государем, в осаде сидели, а на королевичу и ни на какую прелесть не покушались».
Владислав, подошедший к столице с небольшими силами, получил помощь от украинских казаков – гетман Конашевич‑Сагайдачный привел двадцать тысяч человек. Первого октября они пошли на приступ. Их штурмы у Арбатских, Тверских ворот защитники столицы отбили.
Начались переговоры. Двадцать третьего ноября в деревне Деулино, что в трех верстах от Троице‑Сергиева монастыря (его королевич тоже осаждал, но неудачно), состоялся первый съезд уполномоченных. Встречи проходили в спорах об условиях, о государском именовании – поляки никак не хотели признавать Михаила Романова русским царем, грозили войной.
Поспорили и об обмене пленными, о других делах. Но в конце концов заключили перемирие на четырнадцать с половиной лет. По нему военные действия прекращались. Польша получила Смоленскую землю, часть Северской земли.
Объявлялся обмен пленными. Россия получила передышку для устроения земли. Но Владислав не отказался от претензий на русский трон, и это грозило осложнениями, в том числе лично царю Михаилу.
Еще во время переговоров польские послы говорили русским, что одновременно отдавать русские города Речи Посполитой и отпустить Филарета невозможно. Предусматривался срок – 2 февраля 1619 года. Но дело затянулось до весны и лета. Филарет выехал из Орши. Он был весьма недоволен промедлением.
– Для чего бояре (русские послы. – В.Б.) с литовскими послами в четверг, двадцать седьмого мая, съезд отложили, – спрашивал он присланных к нему от послов дворян, – и присрочили съезд в воскресенье, тридцатого? Нам и так уже здешнее житье наскучило, не год и не два терпим нужду и заточение; а они только грамоты к нам пишут и приказывают с вами, что им подозрительно, отчего из Дорогобужа к ним от меня никакой грамоты не прислано. А нам о чем уже больше писать? И так от меня к ним писано трижды. Боярам давно уже известно, что меня на размен привезли. А если бы меня на размен отдать не хотели, то меня бы из Литвы не повезли или бы из Орши назад поворотили.


Подслушивающие Устройства - прослушивающие устройства .


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика