Воскресенье, 22.04.2018, 08:10
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Михаил Федорович ч. 24

В Польше на престол избрали Владислава, и новый король с пятнадцатитысячным войском появился под Смоленском. Действовал он удачно, и вскоре в окружение попала армия Шеина, вернее, то, что от нее осталось. Поляки сумели прорваться к Дорогобужу; все запасы для армии, там хранившиеся, они уничтожили.
Войско Черкасского и Пожарского, собиравшееся в Можайске, не успело оказать помощь Шеину. Под Смоленском начались переговоры. Русский командующий, видя безвыходность своего положения, пошел на капитуляцию – его войско, оставив королю орудия и припасы, вышло из окружения. В Москве, куда прибыли потерпевший поражение Шеин и его помощники, отец и сын Измайловы, над ними организовали суд скорый и неправый. Все трое окончили свою жизнь на плахе.
По Поляновскому миру 1634 года Россия вернула Польше русские города, захваченные в ходе войны. Удалось сохранить только Серпейск. Но Владислав отказался от притязаний на русский трон.
Во второй половине 30–40‑х годов правительство приняло серьезные меры для укрепления границ на беспокойном юге. Здесь строили новые оборонительные линии, «засечные черты», города. Сюда призывали служилых людей по прибору (в отличие от служилых людей по Отечеству – дворян, служивших потомственно, их «прибирали» из посадских людей, крестьян и других «охочих людей»). В итоге центр страны удалось существенно обезопасить от нападения южных хищников – крымцев и ногайцев.
Для серьезных акций Россия и в это время еще не была готова. Это показало знаменитое Азовское сидение (1637‑. 1642 годы). Донские казаки, несмотря на свою малочисленность, неожиданными и смелыми ударами взяли Азов – турецкий город‑крепость в устье Дона.
Стамбул посылал туда войска и флот. В 1640 году – более ста тысяч человек, сотня орудий; у осажденных казаков – пять тысяч человек. Но ни ожесточенные штурмы, ни обстрелы не принесли им успеха. Ввиду больших потерь, истощения сил донцы обратились за помощью к Москве.
Ответить согласием означало для России начать войну с могущественной тогда Турцией. Михаил Федорович и Дума созвали Земский собор. Депутаты соглашались принять Азов под высокую государскую руку, то есть в российское подданство; что же касалось обеспечения войска, необходимого для посылки в Азов, расходов, то представители сословий уклончиво кивали друг на друга.
Видя все это, царь и власти решили отказаться от Азова, который донцам приказали покинуть. Тем самым конфликт с османами сумели предотвратить.
Нельзя не отметить один несомненный успех во внешней политике двух «великих государей», сыгравший большую роль в судьбе России: быстрое продвижение в Сибирь. Началось оно раньше, еще с конца XV века. Новый этап в этом процессе – поход Ермака и царских воевод столетие спустя. В первой половине XVII века продвижение это продолжалось. Обширные пространства за Уралом, где обитали «человецы незнаемые», включались в состав Российского государства.
К началу правления русские землепроходцы осваивали уже земли в районе Енисея. Здесь они основали Енисейск (1619 год); затем далее на востоке – Усть‑Кут (1631 год), Якутск (1632 год). В тридцатых годах вышли к устьям рек Лена, Яна, Индигирка, Оленек; в сороковых – обследовали земли в бассейнах Алазеи, Колымы, Чаунской губы.
Всего три года спустя после кончины царя Михаила устюжские и Холмогорские купцы Усовы, Попов, казак Дежнев проплыли по проливу, разделявшему Азию и Америку, позднее, три четверти столетия спустя, заново «открытому» Берингом.
В Сибири появлялись русские люди. Налаживали контакты с местными жителями, начали добычу полезных ископаемых (соли в Якутии, железа в Нице).
Культура времени Михаила Федоровича и Филарета, оставаясь во многом традиционалистской, испытала все же, как и политическая, хозяйственная жизнь, некоторые сдвиги.
Появились новации, которые, в комплексе с другими факторами развития, позволяют говорить о XVII веке как эпохе начала новой истории России. Если в хозяйстве появляются первые завязи, элементы буржуазных отношений, в государственно‑политическом плане – расцвет, хотя бы временный, сословно‑представительного начала в лице Земских соборов, то в культурной жизни – это начало демократизации, усиление западного влияния. В ряде случаев элементы нового выражены еще слабо, но за ними – будущее.
Смута «вытолкнула» к активной деятельности большие массы людей, и они проявили себя и в деле спасения Отечества и его восстановления, и в политической жизни, и в культуре.
Если в предыдущие столетия главным субъектом культурной, духовной жизни были представители Церкви, то в XVII веке выдвигается целая плеяда мастеров из среды дворян, приказных людей, посадского сословия. Будучи людьми верующими, конечно, они все больше склонялись к светским сочинениям, мотивам.
Они интересовались не только житиями святых, но и переживаниями, внутренним миром обыкновенных людей, мирян. Тем самым церковный традиционализм в культуре дополнялся светскими сюжетами, стремлениями.
Все шире распространялась грамотность. Чтение, письмо, счетную премудрость передавали ученикам священники, дьячки, посадские грамотеи, площадные подьячие; по всей России трудились десятки, сотни таких учителей. Много книг издавал московский Печатный двор.





Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика