Понедельник, 18.06.2018, 08:28
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Патриарх Филарет

Патриарх Филарет
 
Патриарх Филарет, в миру Федор Никитич Романов, занимает достойное место в ряду политических и го­сударственных деятелей, повлиявших на развитие России. Он был не просто отцом первого государя — Романова, не только гла­вой русской церкви, но и политическим лидером, чьи взгляды и действия от­ражали новый этап в исто­рии страны, наступивший после потрясений Смут­ного времени.
Род Романовых в тече­ние нескольких столетий был близок к великокня­жескому дому Рюрикови­чей. Первое упоминание о нем относится к 1347 г.: Андрей Иванович Кобыла, отец которого являлся, по пред­анию, выходцем из Пруссии, был в почетном поезде в Тверь во время свадьбы Симеона Гордого, сына Ивана Калиты, и тверс­кой княжны Марии Александровны. Подтверждением того, что он был одним из первых сановников, служит и судьба детей: Федор Андреевич Кошка был новгородским наместни­ком в 1393 г., его сестра — замужем за сыном Тверского
Великого князя Михаила Александровича. В свою очередь, сын Кошки, Иван Федорович, был свидетелем при написании всех вариантов завещаний Великого князя Василия Дмитрие­вича в 1406, 1423 и 1424 гг., а правнук Юрий Захарьевич пожалован боярским саном в 1493 г.


Но переломным моментом явилась свадьба Ивана IV и Анастасии Романовны 3 февраля 1547 года. Благодаря этому браку брат царицы Никита Романович Юрьев-Захарьин во­шел в большую силу. Будучи окольничим с 1555 г., Никита Романович стал боярином в 1563 г., а с 1567 г., после смерти брата Даниила,— дворецким. Даже смерть Анастасии 7 ав­густа 1560 г. (ходили слухи, что ее отравили) не смогла пошатнуть положение Романовых, так как их кровь текла в наследниках престола — Иване (1554—1582) и Федоре (1557—1598), будущем государе. То, что Никита Романович не входил в опричнину и не запятнал себя кровью, благопри­ятно сказалось на его популярности, укрепив позиции Рома­новых. Именно к нему, как к дяде царя, должна была перейти реальная власть после смерти Ивана IV в 1584 г.
Но в апреле 1585 г. Никита Романович умер в результате болезни и был погребен в Новоспасском монастыре. Перед смертью он взял клятву с шурина царя, Бориса Годунова, «соблюдать его детей». «Новый Летописец», составленный при патриархе Филарете в 20-е годы XVII в., очень глухо говорит о распре бояр в 1584—1585 гг. Сторону Годунова держали «иные бояре». Что это за бояре — не указывается, но скорее всего — сами Романовы. Только так можно объяс­нить осторожность высказываний, так как в то время по политическим соображениям невозможно было признать союз Бориса Годунова и Никитичей Романовых.
Борис Годунов, будучи фактическим правителем на пра­вах брата царицы Ирины, соблюдал клятву до смерти царя Федора Иоановича. Федор Никитич Романов (род. около 1556 г.) женился на Ксении Ивановне Шестовой в 1585 г., стал наместником Нижегородским в 1586 г. В 1587 г. он получил сан боярина. В 1590 г. в походе к шведской границе наравне с Борисом Годуновым был в звании дворового и ближнего воеводы. В 1593—1594 гг. — наместник Псковский. Борис не мог не видеть в нем реального претендента на престол после смерти Федора Иоановича, так как последний Рюрикович умирал бездетным, а Федор Никитич являлся его двоюрод­ным братом. Историками обычно не учитывался тот факт, что убийство царевича Дмитрия было выгодно не только Борису Годунову, но и Романовым, расчищая им путь к вер­ховной власти.
Современники-иностранцы в своих записках прямо гово­рили, что перед смертью царь Федор Иванович вручил коро­ну и скипетр ближайшему родственнику своему, Федору Ни­китичу, передав ему управление царством, но пока братья Романовы не решались взять скипетр, Борис Годунов взял его сам. Трудно сказать, насколько правдивы эти «слухи», но само их существование свидетельствует о притязаниях Никитичей и борьбе за власть, которая вылилась в дело о попытке извес­ти царя Бориса Романовыми в 1600—1601 гг., когда братья Никитичи пытались якобы отравить его. Правда, были и про­тивоположные свидетельства современников о том, что в но­ябре 1600 г. Борис велел нескольким негодяям обвинить Фе­дора Никитича, отдавшего ему корону, и братьев его в попыт­ке отравить царя и все его семейство, и будто бы Борис сам велел подбросить коренья Александру Никитичу Романову.
С воцарением Михаила все обвинения в адрес Романовых были отвергнуты уже в «Утвержденной грамоте» об избра­нии Михаила Федоровича на царство: «Митрополит Фила­рет по зависти дьявола царя Бориса невинно был в изгнании и заточении и там принял ангельский образ для будущих вечных благ». Вряд ли обвинение Романовых в желании за­нять престол было беспочвенным, хотя, возможно, дело об отравлении и было сфабриковано. Но как раз в это время на Москве зародились слухи о самозванце, и если принять вер­сию, что Григорий Отрепьев был с двора Романовых, а об этом прямо говорится в грамотах патриарха Иова, то напра­шивается вывод о правомерности действий Бориса Годунова, защищавшего свои права на трон. Годунов был вынужден нарушить клятву, данную боярину Никите Романовичу, ради собственной безопасности. Главный противник — Федор Ни­китич был пострижен в июле 1601 г. под именем Филарета и содержался в Антониев-Сийском монастыре «в бережении, покое, чтоб нужды не было, но с людьми не общался». Те же условия содержания были определены для его братьев — Ивана и Василия Романовых и жены Ксеньи, отправленной в Заонежский погост под именем старицы Марфы. Об актив­ном участии Ксеньи в заговоре свидетельствует тот факт, что ее мать, теща Федора Никитича, Мария Шестова также была насильно пострижена и находилась в Чебоксарах в Николь­ском монастыре. Дети Федора Никитича вместе с теткой и ее мужем, Борисом Черкасским, были высланы на Белоозеро, но вскоре переведены в вотчину отца в Юрьев-Польской уезд.
Несмотря на то что принятие иноческого чина в то время однозначно преграждало путь к престолу, на что и рассчиты­вал Годунов, старец Филарет не хотел мириться со своим положением. В 1602 г. Годунову доносили, что «малый», жи­вущий с ним, в обязанности которому, вероятно, вменялось следить за опальным боярином, ничего не доносит, с Филаре­том «душа в душу», а сам Филарет жалуется, что бояре его оговорили. Боясь нового заговора, Борис Годунов потребовал немедленно заменить «малого» старцем. Но уже в 1605 г., согласно доносу пристава, даже игумен потакал Федору Ни­китичу, живущему не по-монашески, беспричинно смеюще­муся и больше разговаривающему об охоте да собаках. При­чина подобного поведения скорее всего кроется в значитель­ных успехах Самозванца, на которого возлагались большие надежды. Вероятно, Филарет имел связь с миром, а возмож­но, и принимал участие в заговоре против Годунова.

           Патриарх Филарет ч. 2                      
Патриарх Филарет ч. 3
          
Патриарх Филарет ч. 4                       Патриарх Филарет ч. 5
           Патриарх Филарет ч. 6                       Патриарх Филарет ч. 7
          
Патриарх Филарет ч. 8                       Патриарх Филарет ч. 9
          
Патриарх Филарет ч. 10


аксессуары apple сезон скидок открыт лучший чехол ipad pro магазин caparel.com.ua;ритуальные услуги киев цены продукція kamendvir.com столик на кладбище киев


Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика