Среда, 25.04.2018, 23:24
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Патриарх Филарет ч. 2

Оставляя в стороне вопрос о личности Лжедмитрия I, можно четко проследить его отношение к Романовым после воцарения на Москве 30 июля 1605 г. Григорий Отрепьев сразу же отблагодарил их: инок Филарет был возвращен и стал митрополитом Ростовским и Ярославским вместо митро­полита Кирилла, переведенного в Троицу, а Иван Никитич, последний оставшийся в живых брат будущего патриарха, — боярином. Так же два думных дьяка — Василий Щелкалов и Афанасий Власьев были возведены в окольничие, причем о необходимости наградить Василия Самозванец говорил еще во время пребывания в Польше. Скорее всего Романовы ока­зались не случайно рядом с дьяками, активно помогавшими Лжедмитрию I, и были награждены не только как родствен­ники Ивана Грозного, претерпевшие гонения от Годунова, но и как сила, активно поддержавшая польского ставленника в борьбе за престол. Поэтому вряд ли соответствует действи­тельности утверждение В.Г. Бовиной, что Филарет по отно­шению к Лжедмитрию был лишь невольным участником событий.
Вместо свергнутого Иова, союзника Бориса Годунова, посвятившего в свое время Григория Отрепьева в дьяконы, на патриаршество был поставлен грек Игнатий, архиепископ Кипрский, оставшийся в России при Федоре Иоановиче и возглавлявший при Годунове Рязанскую епархию. Возмож­но, и Филарет Никитич мог занять место Иова, но вряд ли стремился к этому. Слишком уж шатким было положение Лжедмитрия I. Именно нетерпимость к «выскочке» со сторо­ны боярских родов, в том числе и самих Романовых, делало невозможным венчание Самозванца Филаретом, представи­телем знатного и древнего рода, породнившегося с последни­ми Рюриковичами. Но даже поддержка нового патриарха не могла спасти Самозванца, который, свалив Годунова, выпол­нил свое предназначение и был уже не нужен ни Романовым, ни другим представителям боярства. Возглавил оппозицию Василий Шуйский, примкнул к ней и Иван Никитич Романов. Поводом для свержения Самозванца послужило негативное отношение москвичей к проникновению поляков, усилению польского влияния, в котором видели угрозу православной вере и независимости Русского государства. 17 мая 1606 г. Лжедмитрий I был убит, а патриарх Игнатий лишен своего сана.
Ходили слухи, что митрополит Филарет должен был стать патриархом, ведь именно он был отправлен за телом царевича Дмитрия в Углич вместе с архиепископом Астра­ханским и Терским Феодосием, но он в Москву не вернулся, а уехал к себе в Ростов. Чем же было вызвано такое «бегство» Федора Никитича? Р.Г.Скрынников считает, что Василий Шуйский, вынужденный согласиться на избрание патриар­хом Филарета, опиравшегося на бывшее окружение Отрепь­ева, при первом удобном случае удалил его из столицы и обвинил в причастии к волнениям и заговору в Москве. Это и дало повод отменить решение о поставлении Филарета. Од­нако Г.В.Абрамович высказывает точку зрения, что именно после прибытия тела царевича Дмитрия Шуйский предло­жил или назначил Филарета патриархом.
Вероятно, Шуйский действительно был готов отдать пат­риаршество Филарету и таким образом разделить высшую власть с Романовыми. Это был своего рода компромисс, так как Филарету как патриарху пришлось бы венчать Шуйского на царство, что могло бы нейтрализовать претензии Романо­вых и лишить их возможности вести дальнейшую борьбу за престол. Даже не будучи патриархом, Филарет как митропо­лит, находящийся в Москве, также должен был венчать Шуй­ского, что, видимо, совершенно не входило в планы Романо­вых. Возможно, в этом и кроется действительная причина столь быстрого отъезда Филарет? в Ростов, а в ответ — столь же скорое (1 июня 1606 г.) венчание Шуйского и последую­щее поставление патриархом Казанского митрополита Гер-могена. Романовы на соглашение не пошли, в очередной раз оставаясь в оппозиции к главе государства.
Это надо иметь в виду и при рассмотрении эпизода «пле­нения» митрополита Филарета тушинцами. «Новый Летопи­сец» рассказывает об избиении тушинцами затворившихся в храме с митрополитом людей, несмотря на попытки Филаре­та выйти к ним с хлебом и солью исключительно ради спа­сения жителей. Будущий патриарх изображен страдальцем и узником Лжедмитрия П с октября 1608 г. Вряд ли это соответствует действительности. Филарету незачем было бежать из Тушино в Москву к своему противнику — Васи­лию Шуйскому, да и массовый отъезд от последнего укреп­лял положение Тушинского вора. По свидетельству совре­менников, после разграбления Ростова митрополита Фила­рета отвезли к Дмитрию в лагерь, и тот принял его милости­во и даже сделал патриархом в подвластных ему землях и городах, а в ответ митрополит подарил Дмитрию II посох с восточным дорогим рубином. Недаром жизнеописание пат­риарха Филарета 1619 г. полностью умалчивает о тушин­ском периоде. То, что патриарх Гермоген в своих грамотах называет Филарета пленником, а не изменником, отнюдь не является доказательством подневольного положения Фила­рета. Признание добровольности нахождения Филарета в Тушино могло бы значительно поднять авторитет Лжедмит­рия II. Примечательно, что еще летом 1608 г. Иван Никитич Романов и зятья Романовых, И.М. Котырев и И.Ф. Троекуров, с князем Юрием Трубецким на реке Незнани чуть не увлек­ли войска Шуйского на сторону Тушинского вора, за что и были сосланы.
Филарет, окруженный знаками патриаршего сана, рассы­лал грамоты за своей патриаршей подписью. Например, гра­мота Филарета, нареченного патриархом, великому господи­ну пану Сапеге о дозволении Юрьевскому соборному прото­попу освятить храм в Киржацком монастыре (ноябрь 1608 г.). Даже церковные историки, очень осторожно отзываясь о поставлении Филарета патриархом в Тушино, вынуждены были признать тот факт, что грамоты от Филарета шли, например, и в Суздальскую область, не входившую в Ростов­скую епархию митрополита.





Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика