Суббота, 22.09.2018, 03:28
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта


Патриарх Филарет ч. 9

Имен­но поэтому, несмотря на главенство патриарха, правительст­во Филарета проводило политику ограничения церкви в ин­тересах дворян и купечества. Не все мероприятия Ф.Н. Ро­манова нашли свое продолжение после его смерти 1 октября 1633 г. Прежде всего это коснулось патриаршей области. В течение 1634 г. подавляющее большинство патриарших стольников получили чины государева двора и были распи­саны в государевы стольники, стряпчие, дворяне и жильцы. В первую очередь это затронуло тех 150 человек, кто служил под Смоленском по указу государя от 3 сентября 1633 г.
Новому патриарху не была подтверждена несудимая гра­мота на патриаршую область 1625 г. Изменилось и значение патриарших приказов. Если ранее в патриаршем Разряде был государев боярин А.В.Хилков, то теперь остается лишь пат­риарший боярин С.В. Колтовский, а А.В.Хилков упоминается как глава Сыскного, Ямского и Московского судного прика­зов.
Два бывших дьяка патриаршего Разряда встречаются в Дворцовых разрядах в 1638 г.: Федор Рагозин — дворянин, Таврило Левонтьев — посол в Польшу. На их место в 1634 г. из патриаршего казенного приказа был переведен только один дьяк — Артемий Хватов. Эти перестановки и сокраще­ние числа бояр и дьяков в приказе были напрямую связаны с ограничением его компетенции после смерти Филарета.
В патриаршем Дворце упраздняется должность дворецко­го и остается один дьяк — Максим Богданов, а с 1644 г. глава Судного приказа возглавляет и Дворцовый. В Казенном при­казе остается один дьяк — Иван Соболев. Место второго дьяка занимает духовное лицо — старец Даниил Соловецкий, ведавший келейной казной. Впоследствии старцы меняются через два года. Не встречаются больше патриаршие бояре и дьяки и в перечне государственных лиц, сидевших в различ­ных приказах, как это было вплоть до 1632 г. включительно согласно Дворцовым разрядным книгам.
Все это дает возможность говорить о резком падении государственного значения патриаршего двора и, как следст­вие этого, о сокращении количества светских чиновников в церковных учреждениях.
Правительство Михаила Федоровича отказалось от поли­тики вовлечения церковных структур в общую систему госу­дарственного управления и вернулось к прежнему курсу ог­раничения компетенции духовных иерархов, в том числе и патриарха. Это нашло отклик у архиереев, недовольных нов­шествами Филарета и его слишком активной прогосударственной позицией, — их устраивало окружение из духов­ных лиц и замкнутость корпоративного духовного сословия.
Но объективно исключительное положение Филарета как второго великого государя повлияло на амбиции части духо­венства и впоследствии дало возможность патриарху Никону претендовать на подобную роль при Алексее Михайловиче.
Еще при Филарете Никитиче возникло дело «О неприго­жих речах и неправых действиях Новгородского митрополи­та Киприана» (1627—1633), первого Сибирского и Тобольско­го архиепископа, а с 1625 по 1627 г. — митрополита Крутиц­кого, по письму митрополичьего дворцового и казенного дьяка Гаврила Афанасьева.
Дьяк доносил, что митрополит нарушает указ Михаила Федоровича 1631 г. о запрещении ему «судить и управу чинить», не служит молебны за победу над Польшей согласно указа 1632 г., к воеводе шлет челобит­ные не от себя, а от стряпчего своего, требует называть себя государь-митрополит, без государева указа «дворян и всяких людей бьет батогами и на цепь сажает». 30 апреля 1633 г. велено было произвести расследование, но результаты его неизвестны.
Возможно, оно было прекращено со смертью Филарета. Во всяком случае, именно митрополит Киприан ставил Иоасафа на патриаршество 6 февраля 1634 г. Правда, весной 1634 г. был сослан, а затем и лишен сана другой ставленник Филарета — архиепископ Суздальский Иосиф Киянин. Вероятно, правительство не могло требовать смеще­ния сразу двух высших иерархов, однако есть сведения, что митрополит Киприан все же оставил митрополию в конце 1634 г. и умер в 1635 г., не являясь миторополитом.
Даже последнее деяние Филарета — назначение преемни­ка не закрепилось в Русской церкви. Согласно Хронографу архиепископа Пахомия, «Иосаф, архиепископ Псковский и Великих Лук поставлен был по изволению Михаила Федоро­вича и благословению Филарета.
Был он дворовый сын бояр­ский, во нравах и житие добродетелен, а ко царю не дерзно­венен». Но уже следующий патриарх — Иосиф, из архиман­дритов Симонова монастыря, был избран Освященным собо­ром 21 марта 1643 г. по жребию согласно традиции, а не царским изволением.
Более жесткой становится политика, проводимая по от­ношению к протестантам. Только в 1642 г. они вернули пра­во молиться, «как прежде при Филарете было». Это связано прежде всего с отходом от внешнеполитического курса Фи­ларета Никитича на создание коалиции с протестантскими государствами против Польши. Так, если с 1627 г. Дании ежегодно подтверждается право закупки хлеба в России, то в марте 1634 г. наряду с известием о кончине патриарха королю отправлен отказ в покупке хлеба на новый год. От­пустили домой и нанятых для войны с Польшей иноземных ратных людей.





Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика