Воскресенье, 16.12.2018, 03:09
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта

Каталог статей

Главная » Статьи » Опричнина в советской историографии

Ч. 7
Автором этого раздела был С. В. Бахрушин, в 1939 г. избранный членом-корреспондентом АН СССР45. Он же окончатель­но оформил новую концепцию опричнины. Дополнительно к сталинским «потреб­ностям обороны» он добавил и некоторые экономические предпосылки центра­лизации.
 
Опричнина, продолжавшая якобы деятельность Избранной рады по борьбе с остатками феодальной раздробленности, «должна была окончательно сломить землевладельческую мощь крупных феодалов и создать из мелкопо­местного дворянства кадры, на которые могла бы опереться сильная централь­ная власть», почему она и была в интересах большинства феодалов, ибо спо­собствовала упрочению их власти над крестьянством.
 
Прогрессивности оприч­нины соответствует и образ Ивана IV — «талантливого и умного», образован­ного человека, блестящего оратора, государственного деятеля, который не толь­ко «верно и точно определил цели и задачи», но и «проследил их с упорством и настойчивостью».
 
Таким образом, произошел синтез предшествовавших пред­ставлений об опричнине и Грозном: сочетание признания государственной за­кономерности этого феномена (Платонов) с восхвалением его творца (Виппер), что надолго определило направление изучения опричнины в СССР.
 
Базилевич внес некоторые поправки в схему учителя. Исходя из теории аг­рарной революции первой половины XVI в., в итоге которой произошел переход к денежному хозяйству, разрушение феодальной вотчины как самодовлеющего экономического целого, когда землевладельцы появились на рынке, он рассмат­ривал опричнину как результат коалиции «посадских» и «мелкого вассалите­та».
 
«Долголетняя борьба между самодержавием, выражавшим классовые ин­тересы дворянства, и боярством, пытавшимся задержать развитие центра­лизованного государства, закончилась опричниной, которая на всей территории страны насаждала однообразный порядок»,— писал он.
 
Одновременно он про­водил идею полного утверждения самодержавия уже во второй половине XVI в., поскольку царь был «совершенно независим от Думы во внутренней полити­ке». Итак, концепция опричнины как формы борьбы дворянства и боярства в связи с образованием централизованного государства приобрела законченный вид. Были подведены и исторические обоснования апологетики Грозного.
 
Параллельно с формированием этих мифов продолжалось и серьезное науч­ное исследование опричнины. В центре внимания Садикова, продолжавшего свои исследования в конце 30-х — начале 40-х гг., оказались вопросы госу­дарственного строительства и последствия опричнины в аграрной сфере.
 
По материалам, подготовленным еще в 20-е гг. (судя по бумаге его работ), он издал актовые и документальные памятники ЬО—»0-х гг. XVI в., извлеченные из монастырских архивов. К новой и очень важной теме о социальном составе опричников обратился Г. Н. Бибиков. Судьбы монастырского землевладения в годы опричнины изучал С. Б. Веселовский.
 
Он же на основе синодиков, раз­рядных книг и др. источников восстановил список жертв Грозного и их биогра­фии. Ученый сделал вывод о возникновении опричнины в результате личного столкновения Грозного со своим двором. Всю ответственность за казни он возлагал на царя, который к тому же сознательно лишал свои жертвы «послед­ней надежды на спасение» в загробном мире — их не поминали в церквах.



Категория: Опричнина в советской историографии | Добавил: defaultNick (05.10.2011)
Просмотров: 1396 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика