Четверг, 20.06.2019, 06:58
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта

Каталог статей

Главная » Статьи » Реформы Ивана Грозного ч. 3

Реформы 1549–1552 гг. - 26
Первая дошедшая до нас грамота была выдана через несколько дней после завершения деятельности Стоглава. 28 февраля 1551 г. Плесская волость, находившаяся ранее в ведении владимирского наместника князя Д. Ф. Бельского, передавалась владимирскому городовому приказчику В. Сущову и ключнику У. Недюрову, которые должны были «кормы брати и крестьян тое волости судити». Отныне вместо наместничьего корма и других поборов крестьяне должны еще платить единый оброк. Судить крестьян в их волостных делах («меж собя») должны были староста и целовальники, «кого собе изберут всею волостью». Дела «сместные», т. е. касающиеся волостных крестьян и населения, жившего за пределами волости, рассматривал сам царь, который посылал в волость своего данного пристава, ведавшего вызовом сторон на суд.
Плесская грамота сильно отличается по формуляру от последующих (в частности, от грамоты 25 февраля 1552 г., выданной трем волостям Двинского уезда, и грамоты Важского уезда от 21 марта 1552 г.). Поэтому А. И. Копанев полагает, что она «не может считаться Земской уставной грамотой». С этим согласиться, однако, нельзя. Действительно, Плесская грамота, являлась как бы заменой старой наместничьей грамоты, выданной на год, а не бессрочно, как позднейшие. Но уже по прошествии этого срока действие ее было продлено на другой год, т. е. фактически дело шло к тому порядку, который мы находим в грамотах 1552 г.
Далее, в Плесской грамоте упомянут данный пристав, которого не знают позднейшие аналогичные документы. Но уже в следующем году пристав не назначался царем, а избирался самими крестьянами.
Если в грамоте 1551 г. сам царь является высшей инстанцией для спорных дел крестьян Плесской волости, то по грамотам 1552 г. казначеи и дьяк Истома Новгородов не только получают оброк с волостных крестьян, но и «приставов дают и управу им на Москве по нашему указу чинят». К этому мояшо добавить, что в грамотах 1552 г. уже не назначался кто-либо из правительственной администрации судить крестьян и посадских и сбирать поборы, а все это поручалось «излюбленным головам». Все указанные основные различия, однако, показывают лишь то, что в 1552 г. произошло дальнейшее развитие земской реформы, начало которой относится еще к 1551 г.
Еще до ликвидации системы кормлений в 50-х годах XVI в. в государевой казне контроль над финансово-административной деятельностью наместников и волостелями осуществлялся специальными кормлеными дьяками. По мере передачи отдельных волостей на откуп к этим дьякам стали поступать деньги «за наместничий доход» («кормленый окуп»). Кормленые дьяки осуществляли контроль и над деятельностью мирских выборных властей. Четверть платила после Уложения о службе 1556 г. и жалованье помещикам («четвертчикам»), которые раньше получали различные кормления. Кормленые функции были в 50-х годах XVI в. у дьяка Ю. Сидорова, в 1552–1555 гг. — у И. Новгородова.
Податные реформы середины XVI в. (введение «большой сохи» и ряда новых налогов) настоятельно требовали централизации управления русскими финансами. Поэтому в 1549–1553 гг. в ведомство дьяка Ю. Сидорова входило получение основных государственных податей и пошлин: торговых, ямских, пищальных денег и оброка. Сидоров также руководил пересмотром жалованных грамот 1551 г., имевшим основной целью ликвидацию тарханных привилегий духовных феодалов, начатую еще в 1549 г. и провозглашенную в Судебнике 1550 г.
Причины необходимости замены наместничьей администрации земской в челобитиях местного населения по грамотам 1552 г. излагались следующим образом: «Многие деревни запустели от прежних… волостелей, и от их тиунов, и от довотчиков, и от обыскных, и от лихих людей, от татей и от разбойников. А пеняженам-де волостелей и его пошлинных людей впред прокормити немочно. И кре-стьяне-де от них от того насильства и продажи… разошлися по иным волостем и за монастыри безсрочно и безо отказу. А иные-де крестьяне, кои куды безвестно розбрелися нарознь, и на тех-де на достальных крестьянех наши пенежския волостели и их тиуны кормы свои, а праветчики и довотчики поборы свои емлют на них сполна. А тем… достальным крестьяном впредь от наших волостелей и от их пошлинных людей от продажи и от всяких податей тянуть, сполна немочно».
Итак, в проведении земской реформы были заинтересованы зажиточные круги посадского населения и волостного крестьянства (из сферы которых выбирались и излюбленные головы и их администрация). Усиление классовой борьбы («разбои») и неспособность наместничьего аппарата успешно осуществлять подавление народных масс — вот те основные причины, которые делали проведение реформы местного управления неотложной.
В районах осуществления земской реформы, как правило, вотчинное и поместное землевладение отсутствовало. Поэтому губные дела по грамотам 1551–1552 гг. передавались земской администрации.
Все это не дает, конечно, никакого основания считать, что земская реформа была продиктована каким-либо «благожелательным отношением» царя Ивана IV к крестьянам, что в результате ее создается крестьянская волость, закладываются основы крестьянского самоуправления и т. п. (как полагают некоторые буржуазные ученые).
Губная и земская реформы по мере их осуществления приводили к созданию сословно-представительных учреждений на местах, отвечавших интересам дворянства, верхов посада и зажиточного крестьянства. Феодальная аристократия поступалась некоторыми своими привилегиями, но острие реформы было направлено по преимуществу против трудящихся масс в деревне и городе, которые в середине XVI в. с оружием в руках боролись против эксплуататоров.
Категория: Реформы Ивана Грозного ч. 3 | Добавил: defaultNick (07.11.2012)
Просмотров: 1094 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика