Четверг, 26.04.2018, 20:17
Приветствую Вас Гость | RSS

История Московского царства
в лицах и биографиях
Меню сайта

Каталог статей

Главная » Статьи » Степан Разин ч. 1

МИР ПОСМОТРЕТЬ - 4
В этом походе вместе с войсковым атаманом был и Степан Разин. Ходил Стенька на приступы, садился на коня, отбивался от крымских конных набегов. Потом вместе с Корнилой вернулся в Черкасск.
Не отпускал далеко войсковой атаман Степана, держал при себе: сейчас ему особенно нужны были смышленые люди.
В Черкасск пришли выходцы из Азова и посланцы от ногайских татар и принесли новые вести — собирается хан вместе с турецкими людьми идти на Дон и хочет еще в устье реки поставить свои городки. Поэтому, когда появился в Черкасске мурза Баатырк с товарищами — посланцы калмыцких тайшей Дайчина и Манжика и всех едисанских мурз, то казаки с радостью приняли его. Приехал мурза говорить о мире между калмыками, а также едисанскими татарами и всем Войском Донским. Казаки долго ничего не требовали. Договорились с мурзой о мире, ударили по рукам, взяли у мурзы двух аманатов — заложников, согласились отпустить калмыцких и татарских пленников, взятых ясырем в прошлые набеги, привели мурзу к шерти, что не будут калмыки и татары впредь нападать на донские городки, а, напротив, станут они отныне служить великому государю московскому вместе с казаками и вместе с ними же промысел чинить над крымскими и ногайскими татарами.
Все это казаки затвердили с мурзой Баатырком на Войсковом кругу и тут же решили для мирного подкрепления и для подлинных вестей послать к калмыкам и татарам вместе с Баатырком казацких посланцев. Выбрали казаки по предложению войскового атамана посланцами своими Степана Разина и Федора Будана.
Казаки дружно согласились послать к тайшам Разина, так как знали, что хитер и изворотлив был Степан, хорошо знал повадки степняков: не раз ходил в набеги против калмыков и едисанских татар, знал наперечет тайшей и мурз. Кроме того, неизвестно как и когда, но научился Степан к этому времени говорить по-калмыцки и по-татарски, поэтому сам себе был и посланцем и толмачом. Говорили, что разумел он и по-польски и на иных языках.
В апреле Разин, Будан, мурза Баатырк и с ними отпущенный пленный калмык, знающий по-русски, двинулись в путь.
Побывал Степан Разин у Дайчина-тайши и сына его Мончака-тайши, потом пошел на стан к Манжику-тайше. Сюда же пришли и едисанские мурзы для переговоров.
Враждовали калмыки и татары с ногаями, просили у казаков помощи. Те обещали действовать с калмыками и татарами заодно и, со своей стороны, просили помочь в борьбе с крымцами и турками. Докончанье, скрепленное на Войсковом кругу в Черкасске, подкрепили еще раз в калмыцких землях, и казацкое посольство двинулось в обратный путь.
Впервые попал Степан Разин так глубоко в калмыцкие степи. И теперь смотрел с удивлением вокруг на незнакомые места. Чтобы не потеряться в калмыцкой глуши, посольство двигалось вдоль берега Волги. Здесь-то от встречных беглых людей узнал Разин о вышедшем на Волгу и Яик казаке Парфене Иванове с товарищами.
Паршик Иванов — казацкий яицкий атаман — вышел на Волгу на двухстах стругах, ловил там купеческие караваны, осаждал небольшие городки, потом ушел за зипунами к берегам Персии. Бежали к нему многие люди и из волжских городов, и донская голытьба, недавние крепостные крестьяне и холопы. Неслась слава Паршика по Волге, пока не сгинул он, а куда — неизвестно. Его славу поднял тут же новый яицкий атаман Иван Кондырев. Начал он снова казаковать по Волге с двумястами людьми. Быстро рос отряд Ивана. Слали воеводы волжских городов грамоты в Москву, слезно просили унять воров, прислать стрельцов на подмогу. Завидовал Стенька яицким атаманам. Это была стоящая вольная жизнь. Так и хотелось рвануться на волжский простор, порастрясти государевых людишек, потревожить богатых гостей.
На Войсковом кругу в Черкасске Корнило Яковлев зачитал две грамоты государевы с приказом ловить и выдавать тех яицких воров и сыскать их где ни будет — либо на Волге и Яике, либо на Хвалынском море. И на самом подходе к донским городкам встретил Разин знакомых казаков — Василия Никитина и Фрола Минаева с казаками. Послал их Войсковой круг искать яицких казаков и отговаривать их от воровства, чтобы принесли они свои вины великому государю и шли бы к нему на службу. С неохотой двинулись донцы на этот поиск. Говорили они Разину, что и сами бы пошли казаковать по Волге, потому что прочно запер султан своими крепостцами выход в Черное и Азовское моря и разжиться зипунами более негде. А с ногайских татар много ли возьмешь? Впервые встретился здесь Разин с Фролом. Понравился ему сотник.
25 октября из Посольского приказа войсковому атаману Яковлеву была прислана грамота: великий государь выказал казакам свое одобрение за то, что ходили они на приступы под крымскую крепость и за переговоры казацких посланцев Разина и Будана с калмыцкими тайшами. А через несколько дней после того, как грамота была зачитана на кругу, Разин подал войсковому атаману челобитную об отпуске его, Степана, на новое богомолье в Соловецкий монастырь. И снова отписал войсковой атаман в Посольский приказ о Степановом челобитье, и попросил от имени всего Войска Донского отпустить казаков — Степана Разина и Прокопия Кондратьева — помолиться соловецким чудотворцам.
Собирался Степан на богомолье против обыкновения медленно. И сборы эти были необычные. Войсковой дьяк изготовил ему речи о переговорах с калмыками, дали Степану и проезжую грамоту от Войскового круга и отпустили. В Черкасске говорили, что вовсе не на богомолье ушли Разин и Кондратьев, а послали их в Посольский приказ с тайным докладом о калмыцких делах.
Вернулся Степан быстро. В такие сроки никто до Соловков и обратно не доходил. Разин ни словом не обмолвился о богомолье. Но о Москве снова рассказывал много. В те дни в городе был мятеж большой. Из-за нехватки денег ввели государевы люди в обиход медную монету вместо серебряной. Быстро повысились цены, новые тяготы обрушились на простых людей, и забунтовала Москва. 25 июля 1662 года посадские начали, как и в 1648 году, громить дворы больших людей — бояр и дьяков. И хотя великий государь сурово наказал бунтовщиков, но деньги медные отменил. Залегли посадские по своим дворам, но не смирились.
— Бунтует вся земля русская, — говорил Разин, — куда ни придешь, все недовольны, и везде мы, казаки, — желанные люди.
А вскоре стало известно, что собирается Стенька в новое посольство и снова к калмыкам.
В начале февраля легкая казачья станица двинулась к калмыцким тайшам. Во главе станицы круг поставил старого казака Ивана Исакова и определил с ним Василия Гладкова, а вторым — Степана Разина. Также шли в составе станицы запорожские казаки Еремей Тимофеев с товарищами.

 

 

Категория: Степан Разин ч. 1 | Добавил: defaultNick (18.11.2011)
Просмотров: 1417 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный хостинг uCoz


Яндекс.Метрика